КРЕПОСТЬ ПАСТУШКА БАШНЯ- ОБЗОР

Мыс Чобан-Куле

Мыс Чобан-Куле или Башенный мыс или мыс Агира — обнажённый обрывистый мыс, далеко выдается в море, округлый выступ береговой линии, который с запада и востока выглядит куполообразным. Расположен в 4 км к западу-юго-западу от села Морское Судакского региона.

У подножия мыса Чобан-Куле в VIII-IX веках располагался крупный гончарный центр, о чём свидетельствуют обнаруженные здесь остатки гончарных печей (более 20) и многочисленные обломки керамики и пережжённой глины. Постоянного поселения рядом с печами обнаружено не было. Каждая большая печь была собственностью небольшой артели гончаров, которые работали здесь посезонно: изготавливали керамическую посуду и другие изделия для быта, а затем распространяли их по всей Таврике и за её пределами.

На вершине мыса находятся руины средневековой башни Чобан-Куле. Считается, что башня относится к останкам башенного комплекса средневековой крепости «Тасили», принадлежащей генуэзским феодалам братьям ди Гуаско, известных своей свирепостью, необузданной жестокостью и нежеланием подчиняться судакской общине.

В настоящее время высота башни составляет около 10 м. Верхняя часть башни «Чобан-Куле» и вход в неё разрушены. Стены башни, сложенные из массивных камней и кусков горной породы, достигают толщины 2-3 метра. Во внутренней стене башни видна глубокая ниша с отверстием наружу. Хорошо сохранились камин и бассейны для воды, расположенные в цоколе башни.

Рядом с башней ведутся раскопки. С восточной стороны башни видны остатки оборонительных стен, а у подножия башни — развалины каких-то строений. По рассказам местных жителей, когда-то из башни к подножию мыса Чобан-Куле пролегал подземный ход, но он был взорван в середине ХХ века.

Под горой неплохо сохранился вымощенный камнями грот XIV века – средневековый «холодильник». Даже в самый жаркий день здесь прохладно.

Ещё одно название — Агира — мыс Чобан-Куле, скорее всего, получил, потому что подъём от подножия мыса наверх, к башне очень труден и крут. Агира (агыр) в переводе с тюрского — «тяжёлый, трудный». Есть ещё один путь к башне — в обход мыса, через сосновые рощицы — более пологий и красивый.

амок расположен в 5 км к западу от с. Морское на каменистом мысе Агира. С юго-запада укрепление ограничивают неприступные обрывы холма. Общая площадь памятника составляет не менее 3000 м кв. Визуальные обследования и зарисовки проводил А. Л. Бертье-Делагард. Археологические исследования проводились в 1992–1993 гг. под руководством В. Л. Мыца. Изучены: донжон, северо-восточная и юго-восточная куртины.

Среди осевших в Крыму генуэзских семей выделяется одна из рода Гуаско (глава местного клана — нобиль Антонио, его сыновья — Андреоло, Теодоро и Деметрио), имевшая непростые отношения с местными институтами власти. Конфликт, возникший между членами семьи Гуаско и консулом Солдайи незадолго до османской экспансии, привёл к затяжному противостоянию сторон и вызвал необходимость участия вышестоящих органов в разрешении проблемы. Причиной было то, что братья Гуаско узурпировали власть и судебное право на занятых ими землях. Тогда консул Солдайи Христофоро ди Негро отправил специальный отряд из кавалерия и семи оргузиев с целью уничтожить виселицы и позорные столбы, которые, согласно письменным источникам, «в нарушение законов и статутов высокой общины Генуэзской и светлейшего совета св. Георгия» самовольно «велели поставить в том месте Андреоло, Теодоро и Деметрио». Миссия успехом не увенчалась, поскольку стражникам было оказано вооруженное сопротивление.

При рассмотрении инцидента каффинская администрация приняла сторону братьев Гуаско, что, в свою очередь, дало повод консулу Солдайи небезосновательно заявить о подкупе последними должностных лиц, «не брезгующих средствами в добывании денег». Свидетельством этих событий стало появление под Солдайей, у селения Тассили, частного замка с мощной жилой башней, в котором, видимо, обитал Андреоло, старший из сыновей Антонио Гуаско.

Укрепление располагалось на каменистом холме, вытянувшемся с востока на запад. Восточный и северный склоны относительно пологие, а западный и южный обрывистые и спускаются прямо к морю. Общая площадь, вскрытая раскопками за два полевых сезона, превышает 270 м². Крепость состояла из укрепленного ядра с донжоном и примыкающего к нему с востока огражденного стеной «хозяйственного двора». За пределами крепости (на восточном склоне), на искусственных террасах, располагалось средневековое поселение и церковь. Крепостная площадка с донжоном, ограниченная с юго-запада скальными обрывами, возвышается над уровнем моря на 85 м.

Донжон — наиболее монументальное строение среди фортификационных сооружений укрепления. Он представляет собой эллипсоидную в плане башню размерами 12,75×14 м. Стены сохранились в наше время на высоту 8—9 м. Их толщина колеблется в пределах от 1,8 (со стороны моря) до 3,45 м (с напольной стороны). Цокольный этаж донжона разделен перегородкой на два объема — резервуар для воды и, как показали раскопки 1992 г., хозяйственное помещение, которые перекрывались коробовыми сводами.

До начала исследований вся территория замка была либо затянута дерном, либо перекрыта каменным завалом, образовавшимся вследствие современного разрушения стен донжона. Мощность культурного слоя на разных участках составляла 0,25—6 м. Практически во всех прослойках наблюдается присутствие известковой крошки. Изредка также встречался и разномерный бут. Однако отложений, которые можно было бы соотнести с разрушением крепостных стен при штурме замка, в слоях не отмечено. В толще культурных отложений не прослеживался и сколько-нибудь выраженный жилой горизонт. На разных глубинах в делювии отмечены отдельные кострища или зольные пятна, но стратиграфическое положение большинства из них не позволяет связывать их со временем жизни укрепления.

Северо-западная башня (II) — угловая; ее внешний диаметр — 3,7—3,75 м. Размеры внутреннего помещения — 2,1—2,2 м, толщина стен — 0,78—0,8 м. Юго-западная часть башни сохранилась на высоту 3,25 м; северо-восточная кладка башни срезана до уровня 1,2 м при террасировании склона. Стены сооружения поставлены непосредственно на поверхность скального пола, заглубленного относительно уровня дневной поверхности на 1,2 м. Котлован под башню вырублен в материке точно по внешнему абрису здания. За линию крепостной стены башня выступает на 1,95 м. С юго-восточной и юго-западной стороны башня имела две бойницы подножного боя.

Раскопки показали, что возведение северо-западной линии обороны так и не было завершено. То же можно сказать и о параллельной ей юго-восточной линии, на месте которой обнаружена только траншея. Вероятно, башня-донжон должна была замыкаться стенами со всех сторон. Однако большая их часть так и не была построена до 1475 года. Примечательно, что в систему обороны не была включена стратегически важная высота, находящаяся на 20 м к северо-западу от донжона.

Набор архитектурных деталей, собранных во время раскопок 1992—1993 гг., позволяет говорить о том, что донжон имел не менее трех наземных этажей с боевой площадкой наверху, огражденной парапетом на каменных кронштейнах с машикули. Внутреннее пространство башни перекрывалось куполом, а междуэтажные перекрытия (за исключением цокольного) были деревянными. Проведенные на памятнике работы показали, что донжон, крепостные стены и угловые башни сложены из разномерного бута на известковом растворе. Во всех случаях двухлицевая с внутренней забутовкой кладка велась рядами высотой 0,4—0,5 м. Изучение крепостных сооружений памятника показывает, что их строительство велось по принципам западноевропейской средневековой фортификации с расчетом на использование огнестрельного оружия.

В результате проведенных в 1993 г. работ получен и немногочисленный археологический материал (фрагменты стенок пифосов, поливных чаш и кувшинов, горшков с рельсовидным венчиком, железные втульчатые арбалетные болты и черешковые наконечники стрел, каменные ядра и проч.). В целом находки могут быть отнесены к XV в.

В рамках настоящего проекта произведена попытка реконструкции замка Чобан-Куле. Следует отметить, что в ней допущены определенные неточности, в частности, это касается рельефа местности, а также восстановленных участков южной стены у донжона, следов кладок которой раскопки не выявили. Иным, по-видимому, был вход в башню-донжон. Стена, ограничивающая «хозяйственный двор», не была полностью открыта раскопками, и ее завершенность, а также наличие проезда с западной стороны, остаются предположительными.

В работе над созданием трехмерной реконструкции приняли деятельное участие сотрудник музея-заповедника «Херсонес Таврический» Игорь Бацура, а также исследователь памятника, старший научный сотрудник «Института археологии Крыма» РАН Владимир Петрович Кирилко, которым мы выражаем глубокую признательность за внимание и неоценимую помощь!

Башня Чобан-Куле

Башня Чобан-Куле (Чабан-Куле, Чобан-Кале) — развалины замка XV века на морском побережье в юго-восточной части Крыма. Расположена в 5 километрах от села Морского, на обрывистом мысу Агира (Башенный, Чобан-Куле). Считается, что башня – остатки комплекса средневековой крепости «Тасили», принадлежавшей генуэзским феодалам братьям ди Гуаско.

Какое название носил замок в период постройки и активного использования неизвестно. Современное название Чобан-Куле переводится с крымскотатарского языка как «пастушья башня» (вариант Чобан-Кале означает «пастушья крепость»).

История сохранила подлинные имена хозяев замка, дату постройки и прочие моменты. Сохранилась также переписка судакского консула с метрополией. Из этой переписки мы и узнаем многое из истории этих мест, в том числе и события связанные с хозяевами замка братьями Гуаско. Документы эти хранятся в музее, в Морском.

Описание крепости

Укрепление состояло из собственно замка — башни-донжона и окружающих его стен с угловыми башнями и примыкавшего к нему вытянутого на юго-восток нижнего двора, также обнесенного массивной стеной, но возведенной не столь основательно, на глине. От монументального донжона сохранились цокольный, первый и частично второй наземные этажи.

Сейчас высота башни достигает 9 м, надо полагать, она была не менее чем метра на три-четыре выше. В плане она скорее не круглая, а яйцевидная, еще удивительнее переменная толщина ее стен — от менее 2 м с юга до более чем 4 м с северо-востока. В цоколе башни располагались перекрытые сводами цистерна для воды и хозяйственное помещение. Стены первого этажа совершенно глухие, видимо, помещение имело складское назначение. Остатки входного проема заметны только на втором этаже, здесь же сохранились амбразура и камин. Межэтажные перекрытия выполнялись из дерева, а свод последнего этажа, судя по материалам XIX века, имел купольное перекрытие, похожее на сохранившееся в донжоне крепости Чембало.

Донжон Чобан-Куле был окружен периметром крепостных стен. Раскопками пятнадцатилетней давности была открыта восточная куртина, две угловые башни и частично северная куртина стен. Круглые угловые башни на фоне донжона не производят впечатления монументальных построек, их диаметр не доходил и до четырех метров. Оборонительные стены также особой мощью не отличались — метра полтора. Угловые башенки имели бойницы подножного боя с возможностью стрельбы вдоль стен. В целом замок реконструируется как квадратное в плане укрепление с четырьмя башнями по углам и массивным донжоном в центре крепостного двора. К замку — жилищу сеньора — примыкал нижний двор, где обитала челядь и располагались хозяйственные постройки.

История крепости

Генуэзские колонии подчинялись банку Святого Георгия, который, кстати, существует до сих пор. В 1471 году советом попечителей банка Святого Георгия консулом Солдайи был избран дворянин Христофоро ди Негро. Это были последние годы черноморких колоний: условия их существования становились все более неблагоприятными. Турецкий Султан Магомет II закрыл Дарданеллы для генуэзских судов. Переписка колоний с банком осуществлялась с большим трудом. Из Италии, так же как и из Крыма, гонцы с поручениями отправлялись сухим путем; одни погибали в дороге, другие через 5-6 месяцев с трудом добирались до места назначения. И в это грозное время, в самый трагический период истории Солдайи, четыре года ее дела вел Христофоро ди Негро.

Так характеризуется последний консул Солдайи в литературе, посвященной знаменитому «Делу братьев Гуаско». В архиве банка Саятого Георгия в Генуе сохранились 22 документа дела, писаных за период времени с 23 августа 1474 года по 10 января 1475 года. Дело представляет собой переписку Христофоро ди Негро, последнего солдайского консула, с властями в Каффе и письма его в Геную, протекторам банка Святого Георгия, по поводу самоуправства владельцев деревень Скути (Приветное) и Тассили (Громовка). Братья Гуаско захватили обширные участки земли от Алушты почти до Судака, самовольно ввели на этой территории четыре новых вида налогов, создали свои вооруженные отряды, чинили суд и расправу, с правом жизни и смерти над подчиненными. Они имели наглость устанавливать свои порядки на территории, принадлежащей Солдайской общине, несмотря даже на крайнее недовольство консула.

Случилось это после того, как консул Солдайи отдал приказ своему кавалерию (полицейскому чиновнику) и аргузиям (конным стражникам) уничтожить поставленные братьями виселицы и позорные столбы, но отряд встретил вооруженное сопротивление и вернулся ни с чем. Мало того: уверенные в своей безнаказанности феодалы пожаловались на действия солдайского консула в Каффу, где имели связи. Инцидент перерос в столкновение между двумя консулами — ди Негро и Кабеллой. Солдайский консул напоминает о законной стороне дела, правах банка Святого Георгия и своей скомпрометированной чести и выражает готовность «исполнять быстро, справедливо и честно букву закона». Однако консул Каффы сначала распорядился дело отложить, а затем вынес решение в пользу братьев Гуаско.

Нет, не суждено было последнему консулу Солдайи вернуться в Геную. В мае-июне 1475 года черноморские колонии Генуи были захвачены турецкими войсками. Последней пала Солдайя, жители которой защищались упорней всех. Последние защитники крепости, во главе с консулом, заперлись в главном храме крепости и были заживо сожжены нападавшими. Крепость Солдайи была разрушена и разграблена. Та же участь постигла и замок-донжон всесильных и самоуверенных братьев. Осталась лишь одна башня, на радость любопытным туристам, которые приезжают поглазеть на некогда грозное жилище жестоких феодалов — по ими же построенной дороге.

Как добраться

Если двигаться со стороны Алушты, то нужно миновать поворот на Зеленогорье. Сразу за поворотом, сворачиваем направо, на пересекающую виноградник грунтовую дорогу и едем до конца плантации. Там слева будет заросший камышами водоем, справа — склон холма с поднимающаяся по нему тропой. Останавливаемся у тропы. Она приведет на ровную обширную площадку, на которой разместился палаточный лагерь.

Пересечем его и вскоре окажемся прямо у генуэзского погреба. Обойдем погреб слева и по тропе, минут за 8-10, поднимемся к подножию башни.

Анеля Микерина
Оцените автора
Туристический портал Крыма
Добавить комментарий