КРЫМСКАЯ АЭС В КРЫМУ- ОБЗОР

Краткая история недостроенной АЭС

Спору нет: серьезная авария на атомной электростанции может наделать немало бед. Но и в случае катастрофы на ГЭС их будет немало, так что дело не в атоме, а в отсутствии проблем вообще. Но это тогда, когда во главе угла стоят здравый смысл и экономические интересы. А судьбу Крымской АЭС решили не они.

Ударный комсомольский проект

В чем, собственно, была проблема? А в том, что Крым из-за своего географического положения и по ряду других причин оказался однозначно зависимым от поставок энергии извне. Речь в советское время в основном шла об электростанциях материковой Украины.

А энергия полуострову требовалась. Послевоенное восстановление было завершено, благосостояние советских граждан заметно выросло, и они пожелали ездить в отпуск на море и поправлять здоровье на бальнеологических курортах. Для их комфорта требовалось электричество. Оно же было необходимо для развития промышленности, ибо советское руководство полагало нецелесообразным сводить экономику Крыма только к курортной сфере и сельскому хозяйству (кто б его слушал еще повнимательней!).

В конце 1960-х годов электричество Крыму поставляла в основном Запорожская АЭС. Но энергетикам была известна одна скверная особенность подобных ситуаций: когда слишком много объектов и регионов запитано от одного источника, любой (даже сам по себе вовсе не катастрофический) сбой в его работе может привести к очень тяжелым последствиям.

С этой мысли и началась история Крымской АЭС. В начале 1969 года начались научные изыскания, целью которых был выбор места на территории Крыма, оптимального для устройства АЭС. Работали на совесть, без спешки — целых 8 лет! В результате был назван участок Керченского полуострова, возле мыса Казантип. Соленое озеро Акташ при этом было выбрано на роль водоема-охладителя.

В 1977-1980 гг. шла разработка проекта. Следует отметить, что инженеры заранее закладывали в него повышенный уровень безопасности — электростанция должна была выдерживать землетрясение в 9 баллов (установленный сейсмологами максимум для Керченского полуострова составляет 7 баллов) и иметь три уровня защиты там, где, сажем, у Чернобыльской был один.

Проект был объявлен ударной комсомольской стройкой. Для начала был построен поселок для проживания будущих сотрудников — город Щелкино. А в 1982 году началось сооружение собственно электростанции. Согласно проекту, она должна была иметь 4 отдельно стоявших блока, каждый с полностью автономным обеспечением.

Нельзя сказать, что проект реализовывался чисто да гладко — допустим, изначально планировалось, что в 1980 году вообще уже должен быть пущен первый блок. Потом пуск перенесли на 1985-й год, потом — на 1989-й. Однако в последний срок строители уже вполне укладывались, когда авария в Чернобыле едва не погубила всю советскую атомную отрасль целиком.

Смертельная правда, которой никто не знал

Считалось и объявлялось, что политика «гласности», проводимая в то время, не позволила скрыть от общественности последствия Чернобыльской аварии и дала возможность помочь пострадавшим и избежать повторения несчастья. Но все это не так.

Люди все равно пользовались сплетнями и слухами, не имевшими ничего общего с реальностью. Реальную же правду никто общественности не рассказывал хотя бы потому, что понять ее общественность была однозначно не в состоянии — ввиду технической сложности вопроса.

Но шуму было очень много — это факт. Чернобыльская авария стала причиной возникновения массового «зеленого» вообще и антиатомного конкретно движения в СССР. Активисты требовали едва ли не закрытия всех АЭС вообще, и их при этом не волновало, за счет чего в этом случае будет выживать промышленность. И Крым тоже поддался этому настроению. Полуостров охватили массовые протесты против строительства АЭС.

Да, рациональные зерна в требованиях антиатомных манифестантов были. Но настоящих специалистов среди них не было, так что на деле борцы с мирным атомом не имели представления ни о том, с чем они борются, ни о том, к чему их борьба приведет. А настоящие ученые и инженеры были слишком заняты, чтобы кричать на митингах, и их никто не слушал.

Собственно, в этом и было дело — в эпоху перестройки в СССР слушали уже не здравый смысл, а того, кто громче кричит. А еще в этот период «ускорение» экономики уже основательно разорило страну, и на такой недешевый проект, как атомная электростанция, просто не хватало денег (Крымская электростанция «влетала» в среднем в 30 млн. рублей в год).

И потому руководство страны сочло удобным прислушаться к требованиям протестующих. В 1987 году стройка была приостановлена, а в 1989-м вместо запланированного пуска состоялся полный и окончательный отказ от строительства. Антиатомщики были удовлетворены, отсутствие денег замаскировано.

Нереализованный проект поглотил 500 млн. рублей по ценам 1984 года. Еще на 250 млн. осталось неиспользованных, но уже закупленных и завезенных материалов. Так что недешевая вышла уступочка «зеленой повестке».

«Зона» по Стругацким

Однако сворачивание проекта не означало немедленного исчезновения того, что уже было построено. На момент прекращения работ первый блок был готов на 80%, второй — на 20%. Оборудование, реактор, запас топлива были вывезены. Но стены и прочие капитальные сооружения остались.

Бывшая стройплощадка превратилась в «зону» для сталкеров — точно по братьям Стругацким. Ушлые «дельцы» распродавали сохранившиеся металлические конструкции на металлолом. Ценители острых ощущений, так называемые «заброшники» (то есть любители лазить по «заброшкам» — покинутым или недостроенным сооружениям), оставляли восторженные отзывы о своих приключениях на территории станции.

АЭС показывали частные экскурсоводы своим клиентам. В 1995-1999 гг. прямо в реакторе бушевали дискотеки молодежного музыкального фестиваля — чьей-то изощренной фантазии показалось, что это будет «круто».

Но формально станция со всеми сооружениями оставалась собственностью Щелкинского муниципалитета, и время от времени власть предержащих осеняли идеи об использовании этой территории. В 2006 году было решено, что заброшенная станция превратится в экспериментальный «индустриальный парк».

Параллельно «креативный класс» искал собственные варианты использования остатков былого экономического величия. Территория АЭС использовалась при съемках «Обитаемого острова» Ф. С. Бондарчука — ему как раз требовались депрессивные индустриальные виды. Задействована станция и в некоторых других, не столь нашумевших, лентах. Разрабатывался проект ее использования в создании сетевой игры «Сталкер», но в конце концов дело «не выгорело».

Достройке не подлежит

В 2015 году в Крыму очень хорошо поняли, чем грозит полуострову зависимость от энергетических поставок извне. Было уже ясно, что «альтернативной энергетикой» сыт не будешь — попытки пользоваться энергией ветровой и солнечной генерации доказали полную нерентабельность такого производства.

Среди прочего, ветряки и солнечные батареи требовали огромных территорий, да и вред природе и людям наносили немалый (вот просто подумать — какие колебания почвы вызывает вращение ветряка с многометровыми лопастями на стальной опоре? А если их сотни?). Понятно, что вопрос атомной генерации снова оказался в повестке дня. Однако никаким вторым рождением для АЭС в Крыму он не стал.

Специалисты пришли к выводу, что атомная энергетика, хоть и многократно менее опасная, чем об этом любят говорить, не идеальна для Крыма. Причина — в сейсмической активности. Но даже если строить на полуострове АЭС — то с нуля.

В чем оказалась проблема? Во-первых, недостроенная станция сооружалась по типовому проекту 1960-х годов. Не сказать, что он плох, но он хорош для своего времени, а с тех пор инженерная мысль шагнула вперед. Сейчас при сооружении объектов атомной энергетики используются разработки начала текущего столетия. Во-вторых, общее состояние объектов «заброшки» было таково, что их ремонт и достройка по итогу обошлись бы дороже, чем сооружение полностью новой станции на новом месте.

В общем, было решено, что Крым будет пока строить ТЭЦ неатомного характера, а позже можно будет вернуться и к вопросу атомной энергетики. Но Крымскую АЭС приговорили бесповоротно.

Окончательный конец?

Пока ломались все эти идейно-инженерные копья, авантюристы-сталкеры продолжали проникать на территорию заброшенной станции и делать «страшные» фоторепортажи с нее. Но в 2021 году было вынесено вроде как окончательное решение.

Согласно ему, все имеющиеся строения станции шли под снос. Территория должна была быть полностью освобожденной и «использоваться в качестве инвестиционной площадки». Что это значит — покамест неясно.

И это не единственное, что неясно в судьбе АЭС. Согласно принятым решениям, снос должен был завершиться к весне 2023 года. Однако в начале этого года жители Щелкино и заинтересованные приезжие утверждали в соцсетях, что заброшенные строения как стояли, так и стоят, и непохоже, чтобы их снесли подчистую.

Хотя нет, понятно. Понятно, что проект Крымской станции на Керченском полуострове у городка Щелкино реализован не будет. 500 млн. советских рублей были потрачены зря, и еще будет потрачено неизвестно сколько на устранение последствий принятых тогда решений. И Крым еще долго будет энергозависим. Хотя атомной катастрофы вроде Чернобыльской на полуострове точно не произойдет.

А вот что касается будущего площадки станции — тут все туманно. Да, в Крыму сейчас запускается немало интересных и важных новых проектов. Но пока не факт, что бывшая АЭС станет одним из них.

Как добраться (доехать) до недостроя

Среди легендарных советских строек есть те, что никогда не будут закончены. Ховринская больница, Свердловская башня, Трансполярная магистраль, Отель «Северная корона». Эти объекты так и не начали работать. Многие снесены, некоторые ожидают сноса. Но речь сегодня не о них. Мы поговорим о самом дорогом советском недострое – Крымской АЭС. Этот амбициозный проект стал жертвой ряда неудачных обстоятельств, которые чуть не похоронили всю советскую атомную промышленность. В этой статье вы узнаете, как этот проект создавался, как жил и как умер.

Крым и электричество

Прежде чем разбирать историю Крымской АЭС, необходимо понять, для чего ее решили построить. Крымский полуостров критически зависим от поставок электроэнергии из других регионов. Местных электростанций не хватало, чтобы удовлетворить потребности курортных и промышленных зон региона. Поэтому энергия поступала из других регионов, например с Запорожской АЭС. В чем же тут проблема? Чем больше регионов питается от одной электростанции, тем больше урон причиняет любая авария или неисправность.

В СССР понимали, что такой регион следует сделать энергонезависимым, для чего и был запущен проект Крымской АЭС. Даже двух блоков, мощностью в 1000 МВт каждый, хватило бы для обеспечения всего полуострова энергией вплоть до наших дней. Большее количество энергоблоков позволило бы продавать энергию в соседние регионы. Также АЭС создала бы задел для дальнейшего развития промышленности региона.

Проект АЭС

Все началось в феврале 1969 года, когда министр энергетики и электрификации СССР П. С. Непорожний поручил проектному институту ”Теплоэлектропроект” проанализировать возможные варианты размещения в Крыму атомной электростанции и представить научно-техническому совету Минэнерго технико-экономическое обоснование лучшего из этих вариантов. По результатам восьмилетних изысканий местом для строительства АЭС было выбрано северное побережье Керченского полуострова, неподалеку от мыса Казантип. Акшатское соленое озеро планировалось использовать как пруд охладитель. Предложенное место было утверждено постановлением ЦК Компартии Украины и Совета Министров УССР от 26 июля 1977 г.

На разработку и доработку проекта АЭС у Харьковского отделения Института ”Теплоэлектропроект” ушло три года. В ноябре 1980 года проект Крымской АЭС утвердили в Министерстве энергетики и электрификации СССР. Проект Крымской электростанции представлял собой доработанный типовой проект АЭС. Ранее по этому проекту была построена Запорожская, а также, одновременно с Крымской строились Хмельницкая и Ростовская станции.

Положение города Щёлкино на карте Крыма

Всесоюзная стройка

До начала строительства Крымской АЭС неподалеку был заложен город. В 1982 он получил название Щёлкино, в честь Кирилла Ивановича Щёлкина, ученого-ядерщика, одного из создателей атомных и водородных бомб. В городе должны были селиться строители, а после запуска станции – работники АЭС. Город быстро рос: строились девяти- и пятиэтажные дома, детские сады, объекты социального и культурного значения. Со всей страны в него стекались молодые специалисты в области атомной энергетики, строительства, безопасности.

10 декабря 1982 года на площадке строящейся АЭС была осуществлена заливка первых кубометров бетона в основание будущего энергоблока. Все проходило в торжественной обстановке. На бетоновозе висел плакат с лозунгом: «Дадим в срок первый блок!». Крымская пресса активно освещала это событие.

Однако не все было так гладко. По изначальному плану первый энергоблок Крымской АЭС должен был быть запущен в 1980 году. Затем срок сместили до 1985 года, а потом до 1989 года. Из-за этого окончание строительства и введение в работу АЭС происходило в период перестройки, когда СССР штормило из стороны в сторону. Наконец, в 1986 году произошло событие, которое почти поставило крест на всей советской атомной промышленности.

Тень Чернобыля

26 апреля 1986 года на четвертом энергоблоке Чернобыльской АЭС произошел взрыв. Взорвался реактор РБМК-1000, при этом произошло частичное обрушение здания энергоблока. Произошел значительный выброс радиоактивных материалов в окружающую среду. По оценке ВОЗ на 2005 год из-за катастрофы могли погибнуть до 4 тысяч человек. Сюда входят люди, которые погибли в течение 20 лет после катастрофы. От облучения при аварии погибло менее 50 человек. Огромная территория стала зоной отчуждения, в которой небезопасно находиться даже спустя 36 лет. Хотя общий радиационный фон нормальный, отдельные участки зоны отчуждения и некоторые объекты сильно “фонят”. Дозиметры в этих местах показывают свыше 2000 микрорентген в час, при норме 15-20 микрорентген в час. Чернобыльская катастрофа до сих пор считается крупнейшей в истории атомной энергетики.

После того, как правда о масштабах катастрофы была раскрыта, на ядерную промышленность обрушился шквал критики. Так как в конце 80-х годов в СССР была объявлена “гласность”, в дискуссии вступало все большее число людей. В их умах ядерная энергетика превращалась во что-то злое, опасное само по себе. Иногда люди, вступающие в спор, не понимали принципиальных различий между ядерными реакторами и бомбами.

Протесты общественности повлияли на решение руководства СССР прекратить строительство Крымской АЭС. Но события в Крыму были слишком интересны, чтобы оставить их за кадром нашей истории, поэтому о них мы поговорим подробней.

Рождение «зелёных»

В протестах вокруг Крымской АЭС сплелись все проблемы тех дней: страх перед ядерной катастрофой, обеспокоенность экологической обстановкой, демократизация и реалии перестройки. Все это создало сложную обстановку со множеством действующих лиц, где у каждого были свои интересы и взгляды на вещи. О некоторых из них будет рассказано ниже.

Протесты начались с малого. Первые выступления против строительства КАЭС были индивидуальными. Наиболее активное сопротивление проекту оказывала Евгения Васильевна Львова, научный сотрудник Института минеральных ресурсов Министерства геологии УССР (Симферополь). В 1975 году ей поручили подготовить согласование на размещение пруда-охладителя Крымской АЭС. Но, после ознакомления с материалами она стала противницей строительства АЭС.

Она писала письма президенту Академии наук СССР А. А. Александрову и в Министерство энергетики и электрификации СССР. Она старалась доказать, что строительство электростанции в назначенном месте невозможно и указывала на возможный экологический вред водам Азовского моря. Также ее волновала высокая сейсмичность площадки строительства.

Хоть ее обращения не имели особого эффекта, она продолжала писать письма известным личностям и отправлять заявления в газеты и журналы. Сама Евгения Львова так характеризовала свою деятельность: «Душа болит за Крым, а сделать я могу так мало. Послала все материалы Первому секретарю обкома партии. Вероятно, придется уйти с дороги. С журналистами ничего не выходит – все боятся». Также протест против АЭС высказывали деятели искусства Крыма: В. Я. Маковецкий, В. В. Митрохин, В. П. Терехов. Однако о крупном и сплоченном выступлении речи еще не шло.

Крупные выступления начались только в 1988 году. Причин, почему выступления начались так поздно, две. Во-первых, СССР долго скрывал данные по Чернобыльской катастрофе, из-за чего общественность не могла оценить риски аварии на АЭС. Во-вторых, в СССР не было опыта крупных акций протеста, так как страна только недавно встала на более демократичный путь развития.

Массовые акции начались после мая 1988 года. Тогда в Ялте прошло всесоюзное совещание, посвященное экологическим проблемам Крыма. На совещании обсуждались проблемы экологии Крыма, высказывались опасения по поводу проекта Крымской АЭС и предлагалось развивать в Крыму возобновляемую энергетику вместо атомной.

В этом же месяце в Симферополе прошло несколько публичных дискуссий, в которых принимали участие ученые, писатели, строители Крымской АЭС. На этих дискуссиях высказывалось много претензий к строящейся электростанции, и, как ни пытались отстаивать атомную энергетику ее защитники, симпатии большинства участников и слушателей обсуждения были на стороне противников проекта. Так было сформировано протестное движение против строительства Крымской АЭС.

Претензии к АЭС

Разные представители “зелёных” высказывали претензии к АЭС. Среди основных можно выделить пять групп: 1. Угроза экологии Крымского региона 2. Страх перед ядерной катастрофой, как на Чернобыльской АЭС. 3. Низкое качество строительства АЭС 4. Особый статус Крымского полуострова 5.

Разумеется, эти претензии не высказывались изолированно и часто дополняли друг друга во время споров “зелёных” с “красными”. Разберем подробно эти претензии и постараемся понять на чем они основывались. В статье «Крым: зона особого риска?» журнала «Смена» подробно разбиралось, как АЭС может угрожать Крымскому региону. Во-первых, в зоне сорока километров вокруг АЭС находилось много населенных пунктов и зон отдыха. Во-вторых, в зоне строительства АЭС находились заповедники, например пойма речки Семь Колодезей, Астанинские плавни, мыс Казантип. В-третьих, “зелёные” опасались, что расположение АЭС около морского побережья угрожает водам Азовского моря.

Последнее обосновывалось связанностью подземных вод под станцией и морских вод, а также возможным загрязнением морской воды при использовании ее для охлаждения АЭС. Данный вопрос довольно сложен, поэтому мы его рассмотрим в конце статьи.

Важнейшим фактором распространения этой «болезни» стала малая информированность населения о принципах действия АЭС. Люди не понимали, как работает ядерный реактор. Поэтому, когда “умные дяденьки” с научными степенями рассказывали им, что ядерная энергетика опасна, многие легко верили.

Однако, мне не удалось найти официальных отчетов и документов обо всех этих нарушениях. По опыту могу сказать, стройка без брака и переделок – это не стройка. В любом случае будут проблемы, вызванные ошибками при производстве работ, и надо будет их как-то решать. Даже сейчас при строительстве АЭС возникает много проблем.

Доводы “зелёных” об особом статусе Крыма имеют реальные основания. Еще в 1920 году Ленин издал декрет «об использовании Крыма для лечения трудящихся». В нём Крым был объявлен «всесоюзной здравницей». На полуострове находилось много курортов, санаториев, лагерей для детей. “ Зелёные” говорили, что никто не отменял этого декрета и надо ему следовать. Высказывалось мнение, что АЭС поставит крест на курортном секторе, место которого займет “Крымбас”. С другой стороны, крымчане проявляли «экологический национализм» и были не против получать электричество с Запорожской АЭС, на которой для этого надо было бы построить еще два реактора.

В период протестов “зелёные”, помимо дискуссий, использовали следующие формы протестной активности: критика стройки на радио, по телевидению, в газетах и журналах; переписки с руководством страны с доводами против строительства АЭС; сбор подписей против строительства; участие в выборах всех уровней; мирные акции протеста.

Основные лозунги ”зелёных” были следующие: «Остановить преступную стройку», «Крым и АЭС несовместимы», «Пепел Чернобыля стучит в сердце Крыма», «Спасите Крым» и другие лозунги подобного содержания.

Красный ответ

Атомщики стремились очистить имя атомной энергетики, противопоставляя аргументам “зелёных” свои контраргументы: 1. Экологичность атомной энергетики по сравнению с тепловой 2. Повышенная безопасность Крымской АЭС по сравнению с Чернобыльской 3. Способность АЭС выдержать любые землетрясения 4. Энергодефицит в Крыму 5. Политическая направленность протестов

О самом проекте АЭС ”красные” говорили, что он гораздо совершеннее старых проектов АЭС. Энергоблоки Крымской АЭС снабжались толстой железобетонной оболочкой реактора (контайнмент) толщиной до 1,2 метров бетона, а все агрегаты внутри оболочки отделялись друг от друга бетонными стенами. По такой схеме сейчас строится большинство реакторов. Оболочка необходима для локализации аварии внутри реактора. Это позволяло избежать ситуации, которая произошла на ЧАЭС, когда взорвавшийся пар разрушил значительную часть здания реактора, что привело к выбросу радиоактивных частиц.

Продолжая тему безопасности АЭС, мы переходим к следующему доводу ”красных”. По их заявлениям Крымская АЭС была способна выдержать любые землетрясения. Особенно ярко об этом сказал Танский В. И., директор АЭС:

Действительно при проектировании АЭС учитывают возможные землетрясения и их последствия. Кроме того, срок эксплуатации, закладываемый при проектировании, учитывает вероятность возможных природных катастроф. То есть считается, что в условные 40 лет эксплуатации АЭС не произойдет никаких серьезных бедствий. Наконец в случае, если новые данные о площадке строительства будут требовать увеличение сейсмостойкости конструкции, это будет легко сделать пока АЭС не закончена. Да и после окончания строительства можно усилить конструкции.

В Крыму даже в советское время существовал существенный энерго-дефицит. А ЭС строилась из соображений, что Крым можно сделать энергонезависимым от соседей. В случае закрытия стройки Крым останется энергозависимым регионом. Вот что по этому поводу говорил директор АЭС Танский:

Предложения ”зелёных” перейти на солнечную энергетику или другие виды альтернативных ресурсов ”красные” могли ответить простым сравнением. Один энергоблок Крымской АЭС выдавал 1000 МВт энергии, в то время как соседняя солнечная СЭС-5 только 5 МВт. Разница видна невооруженным взглядом. Для СЭС мощностью 1000 МВт нужно отдать огромную территорию, которой в Крыму и так не много.

”Красные” критиковали самих участников протестов. Так в письме от имени коллектива харьковского отделения института «Атомэнергопроект» в журнал «Смена» говорилось:

В другом журнале – «Энергия: Экономика, Техника, Экология» в марте 1989 года была опубликована статья Евгения Ивановича Игнатенко «Противники АЭС: Кто они?». В ней он высказывался, что многие противники АЭС на самом деле стараются нажить себе политический капитал. Борьба с АЭС лишь образ для избирателей и сторонников, а на самом деле их не волнует ничего, кроме собственной выгоды. Игнатенко пишет:

Игнатенко говорит о личностях, которые не хотят приводить аргументы и разбираться в деле. Они делают громкие заявления, которым не знающие люди верят.

В пример Игнатенко приводил Куркина Бориса Александровича и некоторые его выступления. Куркин говорил, что под каждую атомную станцию отчуждается 500 тысяч гектаров (это 5000 км2, для сравнения площадь Санкт-Петербурга 1439 км2) Игнатенко в ответ говорит, что для шести энергоблоков необходимо только 50 гектаров земли.

Интересно заявление Куркина о том, что все АЭС в Европейской части России рано или поздно провалятся, так как их свайные фундаменты не дотягиваются до гранитного основания Среднерусской платформы. Замечу, что свайный фундамент может удерживать здание за счет трения свай о грунт.

”Красные” использовали такие лозунги: «Закрытие АЭС – тупик перестройки!», «Ни ветровая, ни СЭС не заменят АЭС!», «Закрывали генетику, закрывали кибернетику. Теперь закрывают атомную энергетику!».

События в Крыму

Активная фаза протестов в Крыму началась весной 1989 года. Митинги против АЭС затронули, в том числе, Ленинский район и город Щёлкино. Среди участников протестов были как простые люди, так и строители электростанции. Катализатором протестов в районе строительства АЭС были Лидия Григорьевна Кудрявцева и Лилия Павловна Левченко.

Лидия Кудрявцева была главой сельсовета поселка Мысового, который находился неподалеку от Щёлкино. Вместе с тем она была студенткой-заочницей геологического факультета и выступала на первых научных конференциях против строительства АЭС. Позже она давала интервью журналистам, ее показывали по всесоюзному телевидению. Была даже поездка в Вашингтон. Кудрявцева участвовала в сборе подписей. По её воспоминаниям, ей с товарищами удалось собрать 11 тыс. подписей крымчан против строительства АЭС.

Лилия Левченко была продавцом цветочного магазина из города Саки. На свои деньги она приезжала в Щёлкино и общалась с местными, стараясь донести до них опасности стройки АЭС. Именно с нее начались пикеты в Щёлкино, сначала одиночные, но потом к ним присоединились другие люди.

Сам Бубликов в 2004 году написал статью «Крымская АЭС: как это было», в которой и рассказал о протестах в Щёлкино. Из его статьи можно составить представление о том, как протестующие относились к атомщикам и атомной энергетике в принципе. Вот пример:

Самой известной акцией протеста против АЭС стали «похороны» Крыма 24 сентября 1989 года. Для данного мероприятия активисты купили гроб и написали на нем «Крым – всесоюзная здравница». Во время митинга похоронная процессия с этим гробом прошла мимо администрации АЭС. Гроб захоронили неподалеку от строящегося здания первого энергоблока. Возглавляла процессию пенсионерка Лилия Левченко, еще одна яркая личность Крымских протестов. Кем-то был пущен слух, что в гробу спрятана бомба, и позднее гроб раскопали.

СМИ не отставали от активистов. Разговоры об «опасном крымском реакторе», сооружающимся за «народные деньги», “на тектоническом разломе” надолго заполнили первые страницы газет, радио- и телеэфиры. Постепенно эта тема стала главной даже для центральных союзных каналов и газет.

Финал истории печален. Постановлением Совета министров СССР от 25 октября 1989 г. Атомная станция была перепрофилирована в учебно-тренировочный комплекс для атомщиков без использования ядерного топлива. Но на самом деле это означало прекращение стройки АЭС.

Судьба недостроя

На момент прекращения строительства первый энергоблок был закончен на 80%, второй – на 18%. Казалось бы, немного поднажать и можно запустить один реактор. Неужели протесты так сильно повлияли на правительство? Одни говорят, что да, протесты остановили стройку. Другие – что протесты были прикрытием. В стране в конце перестройки не было денег на такие проекты, поэтому проект АЭС остановили под шум протестов. Так или иначе, этот советский гигант так и не будет закончен.

После распада СССР Крымская АЭС оказалась в ведении Фонда государственного имущества Украины и Фонда имущества Автономной Республики Крым. Долгое время объект ветшал без присмотра, там словно все умерло. В 2003 году со стройки был вывезен и продан уникальный кран К-10000 датской компании Kroll Kranes A/S. К тому моменту дочернее предприятие «Восточно-Крымская энергетическая компания» уже реализовало имущество предприятия на сумму 400 тысяч долларов.

В 2004 году АЭС передали под управление Совету Министров Крыма. Предполагалось распродать имущество АЭС, а вырученные деньги вложить в развитие Щёлкино и прилегающих территорий. После начала продажи имущества на АЭС началось уничтожение этого гиганта. Корпус реактора первого энергоблока, который не успели установить, был просто распилен. Результат многолетнего труда множества людей быстро превратили в груду железа. С остальным оборудованием обошлись не лучше. Его сдавали на лом. Распиливали, и даже не пытались использовать по назначению. На станцию также часто ходят мародеры, которые забирают с собой трофеи, а что не могут забрать и распилить – бросают.

Здания АЭС активно разбирают по сей день. Реакторное отделение, машинный зал, вспомогательные подстанции – все превращают в руины. Материалы, полученные от разрушения станции, вывозят и используют для строительства других объектов в Крыму. То, что не могут вывезти – выбрасывают.

Что касается города Щёлкино, то после закрытия АЭС многие начали уезжать из города. Население сократилось вдвое. Те, кто не смог перевестись на другие АЭС или продать квартиру вынуждены жить буквально на подножном корму. Они занимаются рыболовством, понемногу зарабатывают на туризме, но в целом город остается бесперспективным. С 1995 по 1999 годы Щёлкино частично поднялся благодаря фестивалю «Республика КаZантип». Во время фестиваля вечеринки со слоганом «Атомная вечеринка в реакторе» проводились прямо в турбинном отделении. Благодаря этому в Щёлкино был наплыв туристов. Однако сейчас город представляет собой печальное зрелище.

Крымская АЭС могла оставить след и в массовой культуре. На раннем этапе разработки игры «S. T. A. L. K. E. R.» недострой рассматривался как возможная локация, но от этой идеи скоро отказались, решив, что Чернобыль подойдет лучше.

Объективный взгляд

События тридцатилетней давности не изменить, но можно постараться взглянуть на них объективно. Были ли правы “зелёные”? Так ли опасно строительство АЭС на Крымском полуострове? В данной части я разберу три пункта, касающихся Крымской АЭС: 1. Насколько серьёзен энергодефицит в Крыму? Необходимо ли там строительство АЭС? 2. Влияние АЭС на экологию. Сравнение с другими источниками энергии. 3. Сейсмичность Керченского полуострова. Можно ли было строить Крымскую АЭС? На эти вопросы я постараюсь ответить на основании открытых источников. К сожалению, Росатом не предоставил нам своих данных. Это не будет подробный и многосторонний разбор, иначе статья увеличится еще в 2 раза. Мы проведем небольшое ознакомление с темой, чтобы вы, мои читатели, имели представление об этих вопросах.

Анеля Микерина
Оцените автора
Туристический портал Крыма
Добавить комментарий