CТРОИТЕЛЬСТВО ТЭЦ В КРЫМУ В КРЫМУ- ОБЗОР

Символами новой эры в Крыму для большинства, разумеется, стали Крымский мост и аэропорт «Симферополь» — имиджевые проекты, которые первыми попадаются на глаза. Те, кто помнит тёмные осень и зиму 2015 года, обязательно упомянут в беседе два беспрецедентных энергопроекта — Симферопольскую и Севастопольскую теплоэлектростанции (ТЭС). Однако мало кто вспомнит о менее масштабных, но не менее важных для жизни полуострова стройках. Одной из таких стала Сакская теплоэлектроцентраль (ТЭЦ), которая уже в ноябре этого года заработает на полную мощность.

На стройке ТЭЦ работают около 600 человек — чуть больше 400 строителей и около 200 человек обслуживающего персонала, рассказывает исполнительный директор АО «КрымТЭЦ» Феликс Копышевский. Он вместе со станцией с самого начала — готовил документацию, отстаивал сметы: знает на объекте всё до последнего винтика. Процессы объясняет легко — но неспециалистам всё равно не понять, что такое ГТА, ОРУ, котёл-утилизатор. На неискушённый женский взгляд здесь просто всё вокруг серое, чистое — и очень сложное.

«Что такое ОРУ?» — переспрашиваю у увлёкшегося экскурсией Феликса Владимировича.

«Открытое распределительное устройство. На него от турбины через трансформатор уходит электроэнергия. Видите три линии? Это западно-крымское направление. — указывает он рукой на рогатые вышки. — Переток сейчас обеспечен, ОРУ работает на 40%. Скоро будет 120 мегаватт, будем дополнительно уже выдавать (напряжение в сети — прим.)».

«А старая ТЭЦ ещё работает?» — киваю на советский корпус с тёмно-бордовыми буквами «КРЫМТЭЦ» на фасаде.

«Конечно, работает. Она сейчас полностью покрывает теплом 80% города Саки. На ней ещё старая система, тепловая и электрическая, там стоит турбина на 20 мегаватт, стоит котёл-утилизатор, — поясняет Феликс Владимирович. — Там оборудование старое, нормально работает, мы даже ничего не меняли».

Стройка ТЭЦ не такая глобальная, как мост или аэропорт, но строили тоже всей страной, рассказывает Копышевский.

«Специалисты с материка приехали отовсюду: Краснодарский край, Татарстан, Рязань, — перечисляет он. — Главный инженер — из Челябинска. Но большая часть — наши, крымские».

«А местным специалистам квалификации хватает?» — интересуюсь у него.

«Учитывая, что оборудование новое, мы в любом случае обучение проводим. Но очень много местных специалистов, которых я оцениваю как профессионалов высокого уровня», — кивает Феликс Владимирович.

«Наши, крымские» директор ТЭЦ произносит с отеческой заботой хорошего начальника, который сам всех знает в лицо — даром, что приезжий.

«Был с материка, теперь местный, — неохотно отвечает на расспросы. — Я переехал ещё в 2016 году, по работе — но вот остался. Семью перевёз. Нравится».

«А другим? Говорят, здесь тоже, как и на мосту, строители вахтой месяцами работают», — уточняю.

«Да, строителям надо отдать должное, — кивает Феликс Владимирович. — Чтобы вы понимали: нормативный срок строительства такой станции — с проектированием, с отводом земель, со строительством — составляет 31 месяц. Мы сделали это практически за 13 месяцев».

«А за счёт чего такое сокращение сроков? Цикл производства не влияет на время строительства?» — удивляюсь, вспоминая отставания на строительстве ТЭС.

«Мы работаем 24 часа в сутки, по три смены. Если кто из людей мимо едет, то видят, что у нас работы ведутся и ночью с теми же темпами. У нас нормальное освещение, мы ставим световые вышки», — поясняет Копышевский.

Маленькая да удаленькая

Территория ТЭЦ совсем небольшая. Стройплощадка, на которой всё ещё ведутся работы, мерно гудит вместе с четырьмя турбинами, которые уже несколько месяцев работают в тестовом режиме.

Раньше, объясняет старший прораб строительства Андрей Игнатенко, здесь была территория заброшенного химзавода. Потом всё заросло небольшим лесочком, который для строительства пришлось расчистить.

Андрей — местный, сакчанин. На стройке тоже работает с самого начала. С удовольствием рассказывает и то, как строили в рекордные строки, и как использовали всё только своё, отечественное.

«Что — правда, ни одной иностранной детали?» — не верю я.

«Станция действительно полностью отечественная, до последнего винтика. Здесь много компаний участвовало, потому что оборудования много, оборудование сложное — и действительно, все наши, — кивает Игнатенко. Улыбается, предваряя следующий вопрос. — И местных, действительно, очень много. В моём подчинении только 120 человек и все фактически местные — из района, из близлежащих деревень. Во всех работах участвовали: сборка каркасов, прокладка коммуникаций. Разнорабочие, плиточники, гипсокартонщики — все наши».

«Вот станцию достроите — и куда потом?» — не унимаюсь я.

«Дальше строить, — пожимает плечами прораб. — Куда скажут, туда и пойдём».

«Ну, вы как местный житель плюсы от установки ТЭЦ ощущаете? Есть изменения к лучшему?» — задаю, наверное, самый главный вопрос.

«Ну, пока-то нет — ещё же строительство идёт, — смеётся Андрей. — Но местные жители довольны очень, что строится. Особенно районы радуются, что теперь не будут электричество отключать. В городе перебоев не бывает — ну, со времён блэкаута. Но в районах всё равно отключают. И сейчас, когда мы дадим дополнительную энергию, мы ей закроем всё, всю западную часть Крыма, как я слышал».

Из окон главного корпуса, в котором кипит работа, открывается вид на Сакские озёра, море и сам город. Расстояние до режимного объекта совсем небольшое.

«А у вас разве нет какой-то ограничительной зоны, опасной территории? Ничего, что предприятие так близко к городу?» — продолжаю разговор с Феликсом Копышевским.

«У нас очень жёсткие ограничения по выбросам. Из-за того, что вблизи населённого пункта, нам пришлось трубы поднимать на 75 метров — старая труба, видите, намного ниже. Это специально, чтобы рассеивание продуктов происходило выше, — объясняет Феликс Владимирович. — А излучения у нас никакого нет, находиться рядом неопасно. Вы же здесь стоите, я стою. Здесь же экологически чистое топливо — газ. А то, что рассеивается, — это выхлопные газы, но никакими осадками вниз они не выпадают».

Работы непочатый край

Главный щит, с которого осуществляется управление всеми процессами, поражает лаконичностью обстановки. Большой зал, три стола, экран на стене напротив. Мебель ещё будет, компьютеры — а лишнего не надо, чтобы ничто от работы не отвлекало.

«Вон те два экрана — электрическая схема. Вот эти два — тепловая, она позже будет, — поясняет энергетик Денис Воробьёв, работник «КрымТЭЦ», переехавший в Крым из Татарстана. — Вот люди за пультом — это оперативный персонал, непосредственно управляют работой блоков. Процесс круглосуточный, безостановочный. Смена работает 12 часов — работа тяжёлая, здесь от людей очень многое зависит. Нужно держать в голове кучу данных, понимать, что от чего зависит, принимать быстрые решения, — знаю, в своё время пять лет на щите проработал».

На самом пульте — сложная схема всей станции, вызывает в голове смутные воспоминания об уроках физики в школе и электрических цепях, которые рисовали в тетрадях.

«А тепловая и электрическая схема как-то зависят друг от друга или это два автономных процесса?» — спрашиваю у сотрудников на пульте.

«Конечно, зависим, это связанные процессы, — кивает один. — У меня здесь сейчас схема работы всей станции. А вон, видите, отдельно экран стоит с картинками красивыми? Это сами генераторы и паровые турбины. Я у себя на электрической схеме вижу только, что он выдаёт: напряжение, частота, мощность. А у них он расписан подробно, там уже другие процессы: то, что у них на двух экранах показано, у меня вот здесь, видите, всего лишь кружочек».

С главного щита поднимаемся на крышу — посмотреть на всё хозяйство целиком. Длинные стройные ряды вышек, трансформаторов, проводов — всё сливается в одно серое пятно.

«А почему, кстати, все электростанции всегда серые?» — вопрос чисто женский, но очень интересно.

«Серый цвет — самый универсальный. Если бы он был очень тёмный — например, коричневый, как вы говорите, — он бы притягивал к себе солнечные лучи, нагревался. А нужно, наоборот, чтобы солнечный свет отражался. Идеально подходит белый цвет — но он слишком маркий для таких объектов. А после белого следующий по соответствию — серый», — объясняет энергетик Денис Волков.

«А то, что рядом море, озёра близко — ничего? Вода всё-таки, а у вас тут электричество», — киваю на шикарный вид между башнями турбин.

«Нет, здесь всё просчитано, всё оборудование защищено, — качает головой энергетик. — Все конструкции покрыты цинком в результате процесса горячего цинкования — это как раз для защиты от коррозии».

«Около семи процентов отключений в электросетевом хозяйстве — то есть семь аварий из 100 — приносят птицы. Из-за того, что сидят, и из-за того, что, простите, гадят, — поясняет Волков. — Это особенно весной проявляется в период витья гнёзд, потому что птицы таскают проволоку и всякую ерунду на гнёзда и могут ею что-то перекрыть. Вот видите, где гирлянда, стоит веер такой. Он как раз служит для того, чтобы птиц отпугивать».

«Не скучно вам работать на маленькой ТЭЦ после больших объектов российских?» — подначиваю энергетика.

Звучит немного странно — особенно если учесть, что все энергетические объекты в Крыму уже вышли на финишную прямую. Но энергетику виднее.

«Сильно от остальной России отстали?» — в ответ мужчина только молча кивает.

«Делать?» — подсказываю.

«Да! Просто делать работу, вкладывать. Сюда сейчас очень много вкладывают. Таких областей в России всего три: Калининград, Крым и Дальний Восток. Там тоже были большие инвестпроекты. Но до Дальнего Востока уж больно далеко — вот я сюда, в Крым и поехал», — улыбается Денис.

После ввода в эксплуатацию Сакской ТЭЦ в крымские сети будет поступать 120 мегаватт — объём небольшой, но важный. Кроме электроэнергии, станция подаёт и тепловую энергию — в перспективе это может повлиять на тарифы для населения, но энергетики разводят руками: их дело — строить. И в ближайшем будущем ещё одна такая ТЭЦ может вырасти под Симферополем — уже не для того, чтобы покрыть энергодефицит, но чтобы создать запас мощности для развития региона.

«Строительство (Симферопольской ТЭЦ — прим.) начнётся, когда решит министерство энергетики (России — прим.). Мы сегодня отрабатываем этот вопрос в части расширения и модернизации. Планируем приступить к строительству в 2019 году», — спрогнозировал гендиректор АО «КрымТЭЦ» Тарас Целый.

Очевидно, в грядущую ноябрьскую годовщину блэкаута, устроенного Крыму в 2015 году украинской стороной, крымчане могут смело показать «сусидам» язык и продолжать заниматься делами насущными — обустраивать жизнь, которая ещё чуть-чуть меньше стала зависеть от разбитого корыта украинского наследия.

В Крыму Сакская теплоэлектроцентраль (ТЭЦ), работающая в тестовом режиме, будет достроена в течение месяца и введена в эксплуатацию в ноябре, сообщило руководство АО «КрымТЭЦ».

Первая очередь строительства Сакской ТЭЦ — четыре газотурбинных агрегата (ГТА-25) общей мощностью 90 МВт — уже работает и поставляет электроэнергию в крымскую энергосистему. Вторую очередь планируют завершить и запустить в работу в ноябре. При этом отставание по графику незначительное — всего три недели, уточнил гендиректор «КРЫМТЭЦ» Тарас Целый.

«Отставания небольшие есть, но они были вызваны исключительно поставками оборудования паротурбинного комплекса. До ноября мы планируем ещё собрать паротурбины и нарастить мощность до 120 МВт», — сказал он.

Сакская ТЭЦ, возможно, не такое масштабное строительство, как Крымский мост, но не менее уникальное. Во-первых, по срокам строительства: вместо нормативного 31 месяца объект был построен фактически за 13 месяцев. Не в последнюю очередь — благодаря круглосуточной работе строителей в три смены.

 

Во-вторых, Сакская ТЭЦ — первое во всей России строительство, когда газотурбинные установки работают для того, чтобы обеспечить электроэнергией население.

«Это первый в России проект, где газовые турбины работают на электроэнергетику. Подобные объекты раньше строились на нефтеперекачку, на нефтеперерабатывающие заводы», — отметил Тарас Целый, добавив, что первую электроэнергию ТЭЦ начала подавать ещё летом.

Ну и, пожалуй, самое главное то, что Сакская ТЭЦ — проект целиком и полностью отечественный, до последнего винтика.

«Уникальность этого проекта как раз и заключается в том, что мы ушли от зависимости от иностранных производителей. Безусловно, отечественное машиностроение и отечественная энергетика могут тиражировать такие объекты и на территории других регионов, — уверен Тарас Целый. — Оборудование, которое мы использовали в Саках, показывает отличные результаты. Его эффективность даже выше, чем мы рассчитывали».

В основу ГТА-25, используемых на Сакской ТЭЦ, легли двигатели, разработанные на базе авиационных. Подобные технологии используются, к примеру, в двигателях для самолётов Ил-76, Ил-96, Ту-204/214.

Оборудованием, выпущенным для Сакской ТЭЦ на российских заводах, уже заинтересовались в других регионах, отметил Тарас Целый. В каких именно, гендиректор «КРЫМТЭЦ» предпочёл не говорить, как и о том, какие именно предприятия участвовали в производстве. Однако результаты работы, безусловно, можно назвать прорывными в области отечественного машинострения и отечественной энергетики — чего, впрочем, с самого начала ожидали от Крымского полуострова.

«Ввод в действие Сакской ТЭЦ сбил спесь с зарубежных поставщиков энергетического оборудования. Это особенно важно после скандала с поставкой в подсанкционный Крым зарубежных турбин для строительства теплоэлектростанций.

Мало кто верил, что российские специалисты смогут построить ТЭЦ с такими техническими характеристиками без импортного оборудования и в столь сжатые сроки», — отметили на предприятии.

Строительство Сакской ТЭЦ (стоимостью 14,2 миллиарда рублей) вместе со строительством энергомоста Кубань — Крым и строительство двух теплоэлектростанций было призвано ликвидировать энергодефицит, возникший на полуострове после того, как в ноябре 2015 года на Украине представители экстремистской организации «меджлис крымско-татарского народа» (запрещена в РФ) подорвали опоры ЛЭП, поставлявших в Крым электроэнергию.

Таврическая и Балаклавская ТЭС мощностью по 470 МВт каждая строятся в рамках федеральной целевой программы развития Крыма и Севастополя до 2022 года. Их строительство, как и строительство Сакской ТЭЦ в Крыму, осуществляют компании, входящие в состав российской госкорпорации «Ростех».

Первая очередь строительства новой генерации в Саках близится к завершению – на объекте приступили к поэтапным пусконаладочным работам. Первая очередь – 90МВт, будет введена в эксплуатацию до 1 июня, а на полную проектную мощность – 120 МВт, — станция выйдет в ноябре текущего года.

Первый этап строительства был реализован всего за 8 месяцев, а полностью станция будет построена за 13 — это рекордный срок для подобных объектов. Обычно на такие работы уходит не менее двух лет. Таким образом, новая ТЭЦ в Саках станет стартовым в России объектом генерации, возведенным за столь короткий период и с использованием оборудования только отечественного производства.

«По сути, данный проект является крымским ответом на введенные против нашей страны санкции. Этим проектом мы докажем мировому сообществу, что можем обходиться без импортного оборудования. Да, это сложно, но это колоссальный опыт, который позволит российской электроэнергетике выйти на новый уровень развития. На этой стройке многое оборудование в таком составе использовано впервые, оно уникально по параметрам и характеристикам. Наша станция – это не только важнейший объект для энергобезопасности Крыма, но и экспериментальная площадка. За Сакской ТЭЦ последуют другие подобные проекты, в этом нет сомнений», — уверен первый заместитель генерального директора АО «КРЫМТЭЦ» Феликс Копышевский, который руководит реализацией данного проекта.

В соответствии с Постановлением и Распоряжением Правительства РФ акционерное общество «КРЫМТЭЦ» в августе 2017 года приступило к реализации масштабного проекта «Расширение ТЭЦ «Сакских тепловых сетей» с установкой ПГУ-120 МВт».

Строительство ПГУ-120, предназначенной для выработки тепловой и электрической энергии, идет на площадке действующей ТЭЦ «Сакских тепловых сетей» АО «КРЫМТЭЦ». П ГУ включает в себя следующее основное оборудование: четыре газотурбинных агрегата ГТА-25 номинальной электрической мощностью 22,5 МВт каждый и четыре дымовые трубы котлов-утилизаторов с переходными газоходами (на первом этапе строительства) и четыре паровых котла-утилизатора типа ЕЗО/6-4,0/0,8-440/260 и две паротурбинные теплофикационные установки типа Т-12/16-3,9/0,2 номинальной электрической мощностью 16 МВт (на втором этапе строительства).

При завершении второго этапа строительства будет создана ПГУ-120 электрической мощностью 122 МВт, состоящая из двух дубль-блоков. В состав каждого дубль-блока войдет следующее основное оборудование: два газотурбинных агрегата ГТА-25 номинальной электрической мощностью 22,5 МВт каждый, два паровых котла-утилизатора типа Е30/6-4,0/0,8-440/260 и одна паротурбинная теплофикационная установка типа Т-12/16-3,9/0,2 номинальной электрической мощностью 16 МВт. Тепловая мощность ПГУ-120, которая будет функционировать в базовом режиме, составляет 50 Гкал/ч. П ГУ рассчитана на нагрузку не менее 8 тыс. часов работы в год.

При работе ПГУ в конденсационном режиме годовое производство электрической энергии составит не менее 921,6 млн кВт·ч (тепловой — не предусматривается); при работе ПГУ с отпуском тепла в виде горячей воды электрической энергии будет вырабатываться не менее 917,0 млн кВт·ч, тепловой — не менее 36,8 тыс. Гкал.

Установленная мощность ТЭЦ «Сакских тепловых сетей», обеспечивающей электроэнергией и теплом город Саки и близлежащие районы, после расширения достигнет 147МВт.

АО «КРЫМТЭЦ» является надежным и стабильным поставщиком электрической и тепловой энергии в Крыму. В структуру компании входят Симферопольская ТЭЦ, Камыш-Бурунская ТЭЦ (г. Керчь) Сакские тепловые сети (в том числе Сакская ТЭЦ).

Анеля Микерина
Оцените автора
Туристический портал Крыма
Добавить комментарий